Luzhina Larisa

(р. 4 марта 1939)   Она родилась с длинными волосами, и цыганка нагадала ее маме, что у Ларисы будет много мужчин, но останется она одинокой.   Сама актриса говорит, что любит быть в одиночестве. Хотя многие считают, что она общительная, коммуникабельная. Но это, по утверждению актрисы, всего лишь игра, своеобразная маска защиты.  

  Заслуженная артистка России Лариса Лужина в кино с 1959 года. Сыграла около шестидесяти ролей. Наиболее известные фильмы: "На семи ветрах", "Вертикаль", "Тишина", "Главный свидетель", "Встреча в конце зимы", "Небо со мной".


  - Мы с мамой переехали из Ленинграда в Таллин после войны. Отец погиб на фронте в 1942 году, бабушка и сестренка умерли в блокаду. В Таллине жили родственники, они нас и приютили. Жили трудно. После школы я пошла работать. Работала на фармацевтическом заводе и на кондитерской фабрике. С тех пор не могу видеть зефир. Приходилось целыми днями вдыхать сахарную пудру, выдавливать крем и укладывать готовую продукцию в коробки по шесть-десять штук в каждую. Однажды решила удивить подруг и сделала огромную зефирину. Самое смешное, что мне удалось вынести ее за территорию фабрики. Каким образом - до сих пор удивляюсь.
  Сколько себя помню, всегда хотела стать артисткой. Пробовала поступить в ЛГИТМИК, но завалилась. Вновь приехала в Таллин. И увидела объявление в газете. Дом моделей объявлял конкурс. И я его прошла. Меня взяли в манекенщицы. Подиум стал для меня сценой, где я играла свою роль, пусть без текста, но все равно я выходила на публику.

  - А потом все-таки стали актрисой.

  - Судьба сама вела меня в актрисы. Я и не мечтала поступить во ВГИК, зная, что на актерском факультете был возрастной ценз. В тот год курс набирал Сергей Герасимов, и оказалось, что ему не хватило двух девушек. Герасимову обо мне рассказала Лейда Лайус, режиссер, у которой я снималась в Таллине в картине "Незваные гости". Герасимов сказал: "Пусть приезжает". Ехать было не на что. И вдруг меня вызывают на пробы к Алову и Наумову, дорогу и гостиницу оплачивает "Мосфильм". Меня поселили в гостинице "Украина", а рядом была квартира Герасимова и Макаровой. Я пришла к ним, прочитала монолог Ларисы из "Бесприданницы", расплакавшись от жалости к себе, что ничего не получается и вновь придется возвращаться на фабрику...
  Сергей Аполлинариевич принял меня на свой курс... Я училась вместе с Жанной Прохоренко, Жанной Болотовой, Николаем Губенко, Галиной Польских, Евгением Жариковым...

  - Герасимов всегда славился тем, что снимал учеников в своих картинах.

  - Меня Герасимов не снимал, я была не его актриса. Но, когда он начинал работу, всех учеников, не занятых у него, он пристраивал на другие картины. Так получилось и со мной. Сергей Аполлинариевич начал снимать "Люди и звери", а Станислав Ростоцкий - "На семи ветрах", вот Сергей Аполлинариевич с Тамарой Федоровной меня ему и порекомендовали. Так я попала на эту картину.

  - И на следующее утро проснулись знаменитой...

  - В мае 1962 года я в составе делегации поехала на кинофестиваль в Канны с картиной "На семи ветрах". Я тогда только перешла на второй курс. Представляете: киты нашей кинематографии - Герасимов, Кулиджанов, Ростоцкий, Райзман - и мы с Инной Гулая, совсем девчонки. Одевали нас "всем миром". Из Таллинского дома моделей по старой памяти прислали два вечерних платья.

  - А это правда, что Робер Оссейн приглашал вас к себе в номер, а вы отказались?

  - Нас с Инной так "подготовили" к этой поездке, что мы выглядели просто дикарками. Из номера не выходить, ни с кем не разговаривать. Инка от страха вообще из номера не вылезала. А я была посмелее. Спустилась в холл просто посидеть за столиком в баре. И ко мне подошел красивый мужчина. Сейчас я не могу вспомнить, сразу я узнала его или нет. Фильмы с его участием уже шли в Союзе. Это и был Робер Оссейн. Он заговорил со мной по-русски. "Мамочка, ты русская", - почему-то он ко всем женщинам обращался так: "Мамочка", может быть, Марину Влади (она была его женой) так звал, не знаю. Он пригласил подняться к нему в номер. Я отказалась. Он удивленно спросил: "Вам что, не разрешают?" - "Почему не разрешают, я просто не хочу". Он говорит: "Ты что думаешь, я прямо сразу на тебя кидаться буду? Мол, просто поцелую, и все. Посидим, поговорим". А потом спросил: "Сколько тебе лет?" - "21 год", - отвечаю. "Ой, так ты уже все знаешь, Марина с четырнадцати лет все знает". На этом все закончилось.

  - Не жалеете, что не пошли? Может быть, действительно ничего и не было бы?

  - Жалею. Даже если бы и было, ну и что?

  - Странно, как ваша судьба переплетается с судьбой Марины Влади. Робер Оссейн вас приглашает в номер, а Владимир Высоцкий вам посвящает песню. Правда, Впади одно время утверждала, что песня "Она была в Париже" посвящена ей.

  - Нет, она признала, что это не так. Но интересно, что в то время песня эта показалась мне очень обидной. Какая-то легкомысленная девчонка, которая то в Осло, то в Париже... А сейчас я с гордостью говорю, что эта песня посвящена мне.

  - А вы действительно были в Осло?

  - И в Париже, и в Осло, и в Варшаве, и в Иране... С картиной "На семи ветрах". А когда снимался фильм "Вертикаль", я в перерывах рассказывала о своих поездках.

  - Высоцкий вас любил?

  - Я не знаю. Просто у нас были очень хорошие дружеские отношения.

  - Насколько я знаю, ваша поездка в Канны могла оказаться последней.

  - Наша делегация в Каннах давала прием. И ко мне пристал один человек, чтобы я станцевала твист. В те годы вся Европа его танцевала, а в Союзе он был объявлен безыдейным и непристойным танцем. Но мы-то во ВГИКе, в общежитии, его втихаря отплясывали.
  Так вот, я отказалась, а Герасимов мне говорит: "Иди, танцуй. Моя ученица должна уметь делать все". Раз учитель разрешил, я и пошла танцевать. Потом моя фотография вышла в журнале "Пари Матч" с заголовком "Сладкая жизнь советской студентки".
  Когда приехали в Москву, этот журнал уже лежал на столе у Фурцевой. Она решила, что я неприлично себя вела, и вычеркнула из всех дальнейших поездок.
  Мы должны были ехать в Карповы Вары на очередной кинофестиваль, Станислав Ростоцкий приходит оформлять документы, а моя фамилия вычеркнута красным карандашом. Он - к Фурцевой, а она говорит: "Не хочу разговаривать на эту тему". Спасибо, Сергей Аполлинариевич заступился, сказал: "Это моя ученица, я ей разрешил танцевать".

  - Говорят, что актриса не получит главную роль в фильме, если не переспит с режиссером...

  - Существовало такое мнение... Но я через постель не проходила. Хотя один случай был. Я только начинала сниматься в Таллине, и туда приехала группа с Киностудии имени Пэрького искать актеров для какого-то фильма. Меня пригласили в гостиницу помощник режиссера и администратор. Они чего-то из себя воображали, что вот, мол, они все могут... С трепетом прихожу в гостиницу. Меня встречают и говорят, что надо порепетировать одну из будущих сцен фильма. Героиня в ванной голая. Мы сейчас погасим свет, а вы разденетесь. Я ушла оттуда, сказав, что ничего этого делать не буду. Когда я приехала на кинопробу, помощник режиссера сказал, что, мол, если хочешь сниматься, то должна... Так я узнала о том, что, чтобы сыграть какую-то роль в фильме, нужно переспать...

  - Со старшим помощником младшего дворника.

  - Приблизительно так. Но меня Бог миловал. Я снималась у достойных людей.

  - Для актрисы, наверное, хорошо бы иметь мужа-режиссера?

  - Да, это так. Но мне всегда нравились операторы. Мои первые два мужа - операторы. Леша Чардынин снимал картину "Журналист". Мы с ним познакомились, когда я училась на втором курсе, поженились после института, прожили семь лет. С Валерием Шуваловым тоже познакомились на картине. Расстались, когда нашему сыну исполнилось шесть лет.

  - Расстались потому, что любовь прошла?

  - Существование под одной крышей не для меня. Рушила все в основном я. Я влюблялась, и мне хотелось, чтобы это не было коротким романом, мне нужно, чтобы все было серьезно. А потом это серьезное рушилось. Мужчине не обязательно быть красивым. От него должна исходить определенная энергетика, ток какой-то. И сила. К сожалению, я еще такого не нашла. Я привыкла в жизни быть мужчиной, а мне хочется, чтобы меня подчинили...

  - Вы всегда сами уходили от мужей?

  - Третий муж от меня ушел сам. И для меня это было трагедией. Хотя во многом виновата я. Мне кажется, что всю жизнь нельзя прожить с любовью, любовь через какое-то время уходит. Уже нет никакой тайны, ты знаешь все о человеке. Любовь у кого-то переходит во взаимное уважение, у кого-то в привязанность, а кто-то элементарно боится остаться один. Поэтому люди и притираются друг к другу, терпят друг друга.


  - Сейчас, насколько я поняла, вы вновь замужем?

  - Четвертый раз. Муж младше меня на десять лет. Пока живем...

  - Почему вы так обреченно об этом говорите?

  - Потому что уже пытались развестись. У него появилась другая женщина, молодая. Я чисто интуитивно это почувствовала, никому не звонила, не угрожала, просто сказала: "Давай расстанемся". А ему, видно, деться было некуда.

  - Почему "деться некуда", может быть, он вас просто любил?

  - Да нет, было бы куда - ушел.

  - Вы так спокойно об этом говорите?

  - Я уже свое отпереживала. Сейчас я спокойно говорю об этом. Была обида, ведь меня, по сути, предали. Я, например, всегда честно говорила: "Я полюбила другого". Не делай я этого, может быть, сейчас и жила бы с одним мужем.

  - Ну и как же вы сейчас живете?

  - Живу не очень хорошо, но что делать? Приходится как-то выплывать. Муж не работает. Я получаю пенсию 400 рублей и зарплату в несуществующем Театре киноактера - 300 рублей. Театр сдается в аренду, а нас - сорок человек - держат, просто чтобы сказать: театр есть. Одеваюсь на вещевом рынке. Меня в моем Крылатском все знают. Говорят: "Мы вам подешевле продадим". Слава Богу, что не дороже.

  - Вы не комплексуете по этому поводу?

  - Раньше комплексовала, теперь перестала. Ну не могу я позволить себе дорогие вещи. Что же теперь делать? Хотя, конечно же, очень обидно. Иметь бы сейчас ту популярность, какая была у меня много лет назад, я (да и многие актрисы моего поколения), конечно, все бы имела, были бы у нас и машины, и квартиры, и шубы, и дачи. Но сейчас не наше время. Мы могли быть миллионершами, а стали просто нищими.

  - Что же вы ждете от жизни?

  - Да ничего особенно и не жду. Хочется, конечно, еще поработать. Снялась в эпизоде у Володи Фокина. У Светланы Дружининой в картине "Тайны дворцовых переворотов" сыграла Прасковью Юрьевну Долгорукову. Первый раз на меня сшили такой красивый костюм. Обычно все в валенках, телогрейках: то доярка, то колхозница. А тут... Костюмная роль. Княгиня. Пусть не очень большая роль, но все равно для меня это радостно.
  Преподаю в детской академии народного художественного творчества в Перово, занимаюсь в театральной студии с группой детей от восьми до тринадцати лет. Надо же как-то существовать.



Автор: беседовала Лада Акимова
Исходный текст: "Алфавит" No.40, 2000.