Lozinskiy Mihail

( .... )
Россия
Михаил Леонидович Лозинский и по сей день проходит по ведомству литературы под именем "знакомый", "друг", "адресат стихов", "секретарь", "переводчик" и т.д. Человек словно растворился в примечаниях и комментариях. А между тем Лозинский – необходимое звено русской литературы начала ХХ века. Без него Серебряный век неполон.  

Автор: Игорь Михайлов

Сайт: Алфавит (газета)

Статья: Цвет травы



Родился Лозинский в Гатчине, в семье присяжного поверенного, страстного собирателя книг. Родители дружили с А.Н. Бекетовым и его дочерьми, дядя был женат на сестре отчима Александра Блока. Так что Блока Лозинский знал тогда, когда полуночное светило русской поэзии еще не взошло. Потому, видимо, и дружба между ними не получилась.

Далее биография Лозинского делает невероятный зигзаг. Одно перечисление учебных заведений может нагнать тоску на нынешнего выпускника Литинститута: в 1904-м окончил с золотой медалью 1-ю петербургскую гимназию; занимался в Берлинском университете; закончил юридический факультет Петербургского университета; там же прослушал курс историко-филологического факультета и т.д.

С 1911 года блестяще образованный молодой человек окунается в водоворот поэтической и издательской жизни. Ему посвящает стихи Ахматова, он сам пишет стихи. Его стихи с точки зрения формы безупречны, утонченны, но холодны, словно скованы непреодоленным влиянием символизма. Интонационно они близки Блоку:

Здесь утра трудны и туманны,

И все во льду, и все молчит,

Но свет торжественный и бранный

В тревожном воздухе горит.

Только Гумилев разглядел за холодностью Лозинского "значительное и прекрасное". Дружба с Гумилевым отозвалась Лозинскому в 1921 году. Когда его арестовали в связи с "делом" Гумилева. Через три дня отпустили, но этих дней Михаилу Леонидовичу хватило, чтобы понять: настало время, когда говорить своим голосом опасно. С середины 20-х годов и до конца своих дней он будет заниматься только переводами: Шекспир, Лопе де Вега, Шеридан, Бенвенуто Челлини. Перу Лозинского принадлежит непревзойденный по мастерству, точности и изяществу перевод "Божественной комедии" Данте. Данте он переводил, будучи уже тяжело больным.

Ни при жизни, ни после Лозинский не стяжал лавров своих более известных современников, друзей и возлюбленных. До сих пор не изданы его стихи. Но Данте перед смертью подсказал ему, что:

Цвет славы – цвет травы:

лучом согрета,

Она линяет от того как раз,

Что извлекло ее к сиянью света.