Fillmore Millard

(7.1.1800 - 8.3.1874)   Обострение дебатов о рабстве  



  Пятидесятилетний вице-президент Миллард Филлмор из Нью-Йорка был приведен к присяге на следующий день после неожиданной смерти Закари Тейлора 9 июля 1850 года. Хотя в отличие от Тейлора он имел долголетний политический опыт, обычным способом наверняка не стал бы президентом. Иначе, чем Тейлор, он лояльно сотрудничал в Белом доме с лидерами партии вигов и добился даже внутренне- и внешнеполитических успехов. Однако у него не было никаких шансов по завершении срока пребывания в должности президента вновь предложить свою кандидатуру народу. Это он сделал несколько лет спустя как кандидат враждебной по отношению к иностранцам партии, чем доказал свою приверженность популистско-демагогическому образу мышления. Карьера Филлмора олицетворяет собой социальную мобильность и почти неограниченные шансы продвижения, которые в то время с восхищением или презрением, в зависимости от политической точки зрения, уже приписывали Соединенным Штатам.

  Будущий президент родился 7 января 1800 года в бревенчатой избе в округе Кейюга в штате Нью-Йорк и был сыном бедного фермера. После прерванного обучения портновскому делу у него, благодаря открывшейся неподалеку библиотеке, проснулась жажда к чтению, которую он сохранил на всю жизнь. Самостоятельное обучение позволило ему в 19 лет улучшить свое образование в школе. Там он познакомился также со своей женой Абигейл Пауэрс, которая была его учительницей. У судьи в Монтвилле, Нью-Йорк, а потом в бюро адвоката в Буффало он получил юридическое образование и в 1823 году был допущен к адвокатской практике. Год спустя политически активизировался и начал поддерживать Джона Куинси Адамса как кандидата на пост президента. С 1829 по 1831 год он представлял "Партию противников свободных каменщиков" - антимасонскую партию, эта популистская партия протеста существовала недолго - как депутат округа Эри в парламенте Нью-Йорка. В это время он со своей семьей, уже состоящей из четырех человек, переехал в Буффало.

  Филлмор имел заслуги в создании партии вигов в западном Нью-Йорке и в 1832 году был избран в Конгресс. В палате представителей поддерживал идеи Генри Клея по экономической консолидации нации посредством федерально-государственного развития инфраструктуры и протекционистских пошлин для местной промышленности. Как председатель мощного комитета путей и способов изыскания денежных" средств сформулировал пошлинный закон, который, прежде чем вступить в силу в 1842 году, дважды был отклонен президентом Джоном Тайлером. В 1844 году Филлмор безуспешно баллотировался на конвенте партии вигов для выдвижения кандидатом на пост вице-президента и в том же году проиграл, хотя и с незначительным отставанием, выборы губернатора Нью-Йорка своему противнику от демократов. После поражения он одно время занимался адвокатской практикой. С 1848 по 1849 годы Филлмор был председателем счетно-ревизионной палаты штата Нью-Йорк, где прежде всего выступал за расширение канала Эри.

  На своем конвенте в Филадельфии в 1848 году виги выдвинули Филлмора во втором туре с поддержкой Генри Клея кандидатом на пост вице-президента рядом с генералом Закари Тейлором. Он выполнил предназначенную ему задачу приобрести штат Нью-Йорк для Тейлора. Тейлор и Филлмор не знали друг друга лично и после успешных выборов президента встретились в первый раз. Хотя Филлмор поддерживал хорошие отношения с членами Конгресса, его почти полностью игнорировала администрация Тейлора. К нему не обратились за советом даже при раздаче должностей для его родного штата Нью-Йорк.

  В отличие от своего предшественника, Филлмор как президент сразу же выступил за предложенный Клейем компромисс, с помощью которого коалиция вигов и демократов в Конгрессе хотела уладить спор о распространении рабства в приобретенных в 1848 году областях. Он неутомимо пытался переубедить вигов из северных штатов, которые сопротивлялись любой экспансии рабовладельческой системы. В своем послании к Конгрессу в августе 1850 года он публично еще раз с большой энергией выступил за примирение между Севером и Югом, а в середине сентября подписал законы, которые в совокупности составили "Компромисс 1850 года". В противо положность Тейлору Филлмор поддерживал принцип "суверенитета народа", который предоставлял избирателям в новых штатах, а не Конгрессу в Вашингтоне право решать: ввести или запретить рабство.

  Далеко не все американцы облегченно вздохнули, потому что очаг конфликта ни в коей мере не был устранен, и на Севере сетовали на то, что сторонникам рабства было сделано слишком много уступок. Особенно один пункт пакета компромиссов - закон о поимке беглых рабов, акт о беглых рабах - вызвал бурю возмущения, потому что он требовал, чтобы бежавшие на Север рабы были возвращены их владельцам на Юге. К тому же еще были ограничены и без того маленькие права, предоставляемые черным обвиняемым перед судом. Противники рабства, сотрудничавшие в так называемой Тайной же лезной дороге, с 1830 года дали возможность многим десяткам тысяч рабов бежать на свободу из надежного убежища в другое, на Севере, а оттуда в Канаду. Больше, чем вся аболиционистская агитация за уничтожение рабства, взволновал к тому же умы опубликованный в 1851 году, сначала как газетная серия, роман Гарриет Бичер-Стоу "Хижина дяди Тома", поводом для создания которого явился Акт о беглых рабах и в котором резко критиковалось рабство.

  Филлмор сменил всех полученных от Тейлора членов кабинета, так как предполагал, что они настраивали президента против компромисса в вопросе рабства. Так, например, он сразу назначил Дэниела Уэбстера, поддерживавшего соглашение, своим министром иностранных дел. Уэбстер принес с собой большой внешнеполитический опыт, так как уже при президентах Гаррисоне и Тайлере был министром иностранных дел. Он и Филлмор видели в концентрации на внешнеполитических темах возможность отвлечь от экстремально напряженного внутриполитического положения.

  В 1848-49 годах Европа сотрясалась национальными и демократическими революциями, которые приводили в некоторых странах временно к республиканским системам правления. В этом многие американцы увидели параллели к своей собственной истории и задумались над тем, как могут помочь революционному движению. Одна группировка в демократической партии, которая называла себя "Молодая Америка", потребовала американского вмешательства в пользу европейских революций. Хотя Филлмор и не разделял подобных взглядов, однако его администрация, по крайней мере риторически, поддерживала демократическое возмущение в Старом Свете.

  С внутриполитической ситуацией была связана внешнеполитическая проблема, которую создала для Филлмора Куба. Сознавая, что внутри союза невозможно больше расширение рабовладельческой системы, некоторые южане пришли к мысли, что надо вырвать у испанцев плодородный рабовладельческий остров в Карибском море. Филлмор, вместе с ним Уэбстер, а после его смерти - преемник Эдвард Эверетт блокировали такие планы со всей решительностью, так как опасались войны с европейскими державами и ожесточенного сопротивления противников рабства на севере США.

  Чтобы открыть американские торговые пути на Дальний Восток, в 1852 году Филлмор послал четыре военных судна под командованием Мэтью Перри в Японию с инструкцией завоевать для торговых связей хотя бы один японский порт. Возможно благодаря демонстрации военной мощи своего флота, Перри удалось в 1854 году подписать договор с префектурой Канагава, в которой американской торговле были открыты японские порты.

  Когда виги в 1852 году проводили свой конвент по выдвижению кандидатов для следующих выборов президента, Филлмор как кандидат даже не был принят в расчет. Он санкционировал Акт о беглых рабах и тем самым рассердил значительную часть северного крыла партии, которое по-прежнему имело сильное влияние. Кандидатом на пост президента от вигов стал генерал Уинфилд Скотт, популярный командующий американо-мексиканской войны, который, однако, проиграл выборы демократу Франклину Пирсу. Предпочтение Скотта вместо Филлмора свидетельствует о потере престижа и влияния института президентов. Ведущие партийные политики рассматривали часто кандидата на пост президента только как приманку, с помощью которой они могли приобрести голоса избирателей и власть в Конгрессе. В более глубоком смысле слабость президентства была только симптомом прогрессирующего развала партийной системы и кризиса союза, который с середины 50-х годов XIX века шел к апогею.

  К политическому разочарованию Филлмора присоединились личные трагические потери. Его жена в марте 1853 года на инаугурации Пирса схватила воспаление легких и вскоре умерла в Вашингтоне. По его возвращении в Буффало год спустя умерла единственная дочь. В путешествиях Филлмор пытался найти утешение и отвлечение. В 1855 году он объездил различные страны и был даже на аудиенции у папы римского. Еще в Европе узнал, что в его отсутствие он был избран кандидатом на пост президента Американской партией или партией агностиков, новой антииммигрантской и нативистской группировкой. Филлмор принял выдвижение и в 1856 году вернулся в США. На выборах, в которых впервые участвовала вновь образованная республиканская партия в лице Джона Чарльза Фремонта, он смог записать в свой актив значительные 21% голосов избирателей, но приобрел только штат Мериленд. После этого последнего выхода на национальную сцену Филлмор активно включился в региональную политику Буффало. Хотя он в гражданской войне поддерживал северные штаты, все громче становилась критика его умеренного тона по отношению к Югу, а после убийства Линкольна чернь напала на его дом.

  8 марта 1874 года 13-й президент Соединенных Штатов умер от кровоизлияния в мозг в Буффало.

  Филлмор был последним президентом-вигом в Белом доме. Высшими точками его короткого президентства были принятие "Компромисса 1850 года", которым еще раз был отсрочен "Час истины" между Севером и Югом, а также внешнеполитическая инициатива, которую он захватил вместе с Дэниелом Уэбстером. Институту президентов как таковому он не смог дать новых импульсов. Но в этом он не отличался ни от своего предшественника Тейлора, ни от своего преемника Пирса.