Filippova Karina

( .... )
Россия
Карина Филиппова. Выпускница Школы-студии МХАТ, она посвятила себя поэзии. Песни на ее стихи пела Клавдия Шульженко, поют Алла Пугачева, Валентина Толкунова, Иосиф Кобзон, Юлиан, Анастасия. В ее удивительно гостеприимном, по-хорошему старомодном московском доме, полном цветов, "из прекрасного далека" говорящих фотоснимков, игрушек из детства и теплой старины - в доме остоженских переулков – всегда много гостей, которые и дают ей заряд для творчества… И, конечно, театр… 

Автор: Алексей Разоренов

Сайт: YTPO.RU

Статья: "Пугачева ко мне пришла совсем девочкой"



Карина Филиппова: Ну, а как же?! Я ведь участвовала в создании "Современника" - того, самого первого... Мое имя есть в первой афише.

"Yтро": А как же МХАТ?

К.Ф.: Навсегда в моей душе и в моем сердце. Вы знаете, кто мне преподавал? Софья Пилявская, Сергей Блинников. Я помню еще Ольгу Леонардовну Книппер-Чехову, у которой мы были как-то в гостях.

"Yтро": Говорят, Антон Павлович ее не любил…

К.Ф.: Вы знаете, мы многое знали и знаем, но никогда не занимались какими-то пересудами, не копались в чужой жизни - да это и не интересно вовсе. Я лучше вот что скажу: Ольга Леонардовна сохранила рубашку Чехова, в которой он умер в Баденвейлере. Она как-то сказала Софье Станиславовне Пилявской: "Душка, встаньте, пожалуйста, на стул и снимите с полки коробку - в ней рубашка Антона Павловича, в которой он скончался - надо ее постирать". Пилявская вообще была исключительным человеком – и такой красоты. Говорили, что зимой с ней еще можно было выйти на улицу, но летом – никак. Мы очень дружили с ней, до ее последнего дня. Она бывала у меня дома довольно часто, но никогда на Новый год – ее муж Николай Дорохин скончался за 20 минут до боя курантов. И больше Новый год Софья Станиславовна никогда не отмечала. С Пилявской очень дружила и Наина Ельцина. Она обожала ее как актрису, и однажды, увидев в Музее изящных искусств, попросила Ирина Антонову познакомить их. С тех пор они дружили: Наина Иосифовна бывала у Пилявской, и все время ухаживала за ней в больнице, все было так деликатно. А сейчас она всегда приезжает ко мне на печальные годовщины. Увы, теперь так…

"Yтро": С охраной?

К.Ф.: Охрана-то нас уже знает, так что… А вот Новый год… Он в моей жизни какое-то… "своеобразное" время. Вот теперь я потеряла мою ближайшую подругу - Таню Васильеву, что стало для меня просто трагедией. В свое время она отдала мне свое место в аспирантуре Школы-студии МХАТа. Она преподавала сценическую речь и работала над словарем старых слов, который сейчас выпустит (Бог даст!) ее сын - известный художник и профессор моды Александр Васильев. Под Новый год Танечку сразил инсульт, а под Рождество она ушла. Вот так грустно. Но и светло тоже…

"Yтро": А кто особенно вспоминается вам из "священных чудовищ" той театральной Москвы?

К.Ф.: Я помню вечер, посвященный Таирову в театре ВТО, когда на сцену вышла его вдова Алиса Коонен, открыла глаза и… словно два прожектора зажглись и осветили весь зал.

"Yтро": Говорят она была колдуньей, и ее проклятье так и почило над зданием Камерного театра, когда его закрыли?

К.Ф.: Колдуньей - не знаю, но театр, конечно, стал не тот... На том же вечере помню Михаила Астангова с Цецилией Мансуровой, первой вахтанговской Турандот. Они читали сцену из "Сирано де Бержерака" - это было невероятно! А как Рихтер играл Дебюсси! А публика в зале какая была - дамы в муфтах!..

"Yтро": …в муфтах?

К.Ф.: …ну конечно, то еще было поколение. И Яблочкина, которой было уже за 90, читая свое Слово, все время говорила: "Направьте лампу - не видно текста". А вы знаете, какой был случай. В Малом театре играл такой известный актер Михаил Францевич Ленин. И вот 21 января 1924 г. в театр к Яблочкиной кто-то вбегает: "Александра Александровна, Ленин умер!". Яблочкина в ужасе: "Михаил Францевич?!.." - "Да нет - Владимир Ильич" - "А, ну слава Богу!". У нее много было таких реплик… И, конечно, нельзя забыть Вертинского, который пришел в Школу-студию встретиться с нами, но его аккомпаниатор Михаил Брохес заболел, и потому Вертинский просто рассказывал, напевал и жестикулировал. Был неподражаемо элегантен.

"Yтро": А как же Вы начали сочинять стихи?

К.Ф.: Знаете, удивительно, конечно, когда в тридцать лет вдруг муза приходит. То ли Полигамния…

"Yтро": …то ли Эрато – у вас, ведь, многое о любви…

К.Ф.: Ну влюблялась я с детства. Наверное, потому себя и называю "фрейлиной" и никогда – "королевой". И еще потому, что хочу не властвовать, а служить – всем и каждому. Это ведь вовсе не означает льстить и врать – служить - совсем другое дело. А потом у фрейлин всегда оказываются ангелы-хранители, у меня это Алиса Преснякова - моя ученица когда-то, а сегодня – известная актриса, снимается в кино очень много…

"Yтро": Шульженко-то была точно королевой…

К.Ф.: Она была первой, кому я прочитала свои стихи, позвонив по телефону, и Клавдия Ивановна сказала: "Приезжайте, будем работать". Я и поехала на метро "Аэропорт", где она жила. Она не была королевой, и у нее было много горя, и ей было так одиноко, когда ее оставил Коралли, но она была всегда строгой, статной, всегда безукоризненно опрятной, удивительно собранной. Шульженко вообще создала свой жанр в эстраде, такой драматический жанр, ведь она драматической актрисой прежде была. И вспомните, как она поет "Три вальса", как играет… Она спела мои "Сколько мне лет".

"Yтро": Неужели Клавдия Ивановна так сразу Вас приняла - с первого звонка?

К.Ф.: Ну какой же вы!.. Скажу честно - с третьего. До того у нее птичка хворала. Но это случилось. Так вот и пошла моя поэтическая жизнь. Совсем девочкой пришла Пугачева. Маленькая, худенькая, ножки - как ласточкин хвостик. Пришла с бардом Борисом Вахнюком, он ее ко мне привел. Смотрю – веснушки, которые и по сей день, рыженькая, но с такими глазами, что мне стало сразу ясно – я ведь педагог как-никак - какое у нее будущее. И сколько ей предстоит пережить и испытать. Так что не Олег Непомнящий ее открыл, как он любит теперь говорить. И я написала для нее "Песню про кумушек". А на моем диске она поет "Просто очень люблю".

"Yтро": Сегодня вы встречаетесь с Пугачевой?

К.Ф.: Ну, конечно. И созваниваемся.

"Yтро": Вы на "ты"?

К.Ф.: Да. Да нет, вы не подумайте, она как раз не держит себя той самой королевой.

"Yтро": Ну а вся эта история с Киркоровым - живут раздельно…

К.Ф.: Ну опять вы!.. Я пришла к ним однажды на Таганку, они оба были дома. Алла представила мне Филиппа и так нежно положила руку ему на плечо… Мы, ведь, не знаем чужой жизни по-настоящему, не знаем. Сейчас столько всего говорят про всех подряд.

"Yтро": Преподавание забросили?

К.Ф.: У Зыкиной в ГИТИСе преподаю, а она мои песни поет. И Юлиан поет, да еще и ревнует как – страшно!.. Он у меня почти каждый день бывает - всегда с прекрасным букетом. И ревнует ко всем моим песням и хочет петь даже то, что написано для женского голоса. А знали бы вы, какая Анастасия талантливая"! А как открылась Валя Толкунова в моей песне "Вальс на Голгофу" - это совсем не Толкунова "носиков-курносиков".

"Yтро": Поговорим о Вашем юбилее…

К.Ф.: Да ну его!.. Вы знаете, как я написала однажды – "Мне триста лет - и нет пяти" вот и считайте. Я ни о чем не жалею, потому что рядом со мной всегда были замечательные люди – умные, интересные, красивые. Рядом с ними совсем не хочется быть королевой. Не так ли?..