Filimonov Oleg

( .... )
Бессмертный бестселлер советского кинематографа "Место встречи изменить нельзя" подарил народу массу реприз, анекдотов и фраз, вошедших в поговорки. Самым невероятным образом популярный фильм поучаствовал и в чудесном превращении "заурядного" профессора Одесского университета, популярного артиста, ведущего программы "Джентльмен-шоу" Олега Филимонова.  

Автор: Сергей Бавли

Статья: Олег Филимонов – джентльмен от парткома



Олег, расскажите, так сказать, по свежим впечатлениям, как джентльмен встречает Новый год?

Без белого шарфа. То есть, как и все прочие постсоветские граждане. Ну, может быть, чуть более радостно. У "джентльмена" редко выпадает случай встретить Новый год в кругу семьи, но, на сей раз, мне повезло. Увы, в последние годы мы новогодние ночи коротали на сцене.

В минувшем году во многих странах мира отмечали сорокалетие КВН. Что означает для вас эта дата?

И дата, и сама игра значат для меня очень многое, поскольку все мы вышли из КВН. Все мы – создатели "Джентльмен-шоу" и других эстрадных и телепрограмм – бывшие кавээнщики, только разных времен. Разных времен, но одного народа.

Говоря о кавээнщиках разных времен, вы даже терминологически подталкиваете меня к вопросу, который невозможно не задать. Игры начальные (до закрытия в 1967-м) и эпохи возрождения (с 1986-го) – это два разных понятия. В той, времен моей юности, было много запретов, царствовал эзопов язык, но репризы рождались прямо на сцене, на глазах у зрителя. КВН 90-х годов прошлого столетия – это отсутствие запретных тем и неприкасаемых персон, но это – чистая "домашняя заготовка". Какой вам больше по душе?

Прежде всего, постановка вопроса совершенно правильная. КВН заметно изменился. Быть может, таково требование времени. Эпохи что ли разные... Можно соглашаться или не соглашаться с тем, что делает Александр Васильевич с КВН – это субъективное восприятие. Я нынешние игры практически не смотрю, и именно по этой причине. Тот КВН – это клуб веселых и находчивых, теперешний – только веселых. До 1990 года это была игра ума, интеллекта, импровизаций и неожиданных острых находок. Сегодня все заранее отрепетировано. Этакое молодежное шоу, за которым стоят хорошие авторы, профессиональные постановщики. Есть элемент игры, естественно, поскольку соревновательный характер присутствует, но… интеллект ушел.

Интеллектуальная игра, в которой мы выдумывали остроумный ответ за 30 секунд, ушла в прошлое. В сегодняшнем КВН уже нет выездного конкурса. Состязание капитанов превратилось в домашнюю заготовку... Словом, это – другая игра, в которой мы уже не участвуем. В 1987 году выиграли и сразу же ушли. Непобежденными.

Не столько ушли, сколько перешли в профессионалы...

Да, именно так.

И программа "Джентльмен-шоу" – самый первый проект после победного сезона?

Почти. Сначала был "Клуб одесских джентльменов", родоначальником которого выступил Валерий Исакович Хаит, один из легендарных одесских капитанов КВН. Он нас собрал под свои знамена, и мы начали гастрольную деятельность. А уже в 1991-м один из авторов нашей команды Алик Тарасуль создал на телевидении программу "Джентльмен-шоу". Алик вообще прекрасный эстрадный автор, его произведения постоянно читают Гена Хазанов, Клара Новикова. Вы тетю Соню знаете? Я имею в виду сценический персонаж.

Помню, разумеется.

Так вот Алик – один из ее "отцов". Так совпало, что наша программа рождалась одновременно с телеканалом РТР, и нас сразу же туда пригласили. Мы вышли в эфир в первую же неделю работы канала. И на протяжении шести лет работали на РТР. Затем перебрались на ОРТ, провели там три сезона, и сейчас вновь вернулись на российский рынок. Есть такая крупная телекомпания СТС, вот с ней мы и сотрудничаем. СТС охватывает 300 городов России. А недавно начали новый проект, который, не мудрствуя лукаво, назвали "Филимонов и компания". Это осовремененный вариант "Джентльмен-шоу".

К 1991 году, по-моему, вся компания этого самого Филимонова разъехалась по белу свету.Вам не сложно было в такой ситуации делать программу?

К девяносто первому еще не все уехали... Хотя потери мы несли чувствительные. Ян Левинзон, как вы, наверное, знаете, отъехал...

Спасибо, я в курсе...

Женя Каминский уехал, Юра Сычев, Алик Тарасуль, Игорь Миняйло. Они и сейчас продолжают интенсивно работать. А передача существует, рейтинг ее очень высок. Она еще долго будет в эфире, потому что ее любит народ. Но исполнители действительно разлетелись. Что ж, "Клуб одесских джентльменов" стал международным.

А вы что сидите в Одессе? Вы патриот города или бессребреник?

Я действительно очень люблю Одессу, а возможно, у меня и запросы невелики. Мне в Одессе всегда комфортно. Поверьте, у меня достаточно возможностей уехать в различные страны, так что Одесса – мой осознанный выбор.

Когда идете по улицам родного города, вам, наверное, проходу не дают?

Я по Одессе на машине езжу. Но вообще-то узнают, конечно.

Вы являетесь постоянным героем светской хроники местной прессы? Купив, к примеру, бутылку водки в магазине, вы назавтра прочтете в СМИ, что вчера журналисты видели пьяного Филимонова?

Всякое возможно. В магазины хожу, покупаю продукты, а поскольку ничто человеческое нам не чуждо, то и водку тоже. Но узнаваемость – не беда для артиста. Меня не только в Одессе узнают, в Израиле, к примеру, тоже.

А вот интересно, живете вы в Одессе, но работаете-то в основном в России, я имею в виду, на российском телевидении?

Мы много работаем на российском телевидении, но есть у нас программы и на украинском. Гастролируем же по всему СНГ, как и все эстрадные артисты бывшего Союза.

Вы имеете в виду востребованных артистов?

Разумеется.

Интересно, а создавая вашу замечательную телекоманду, вы не боялись оказаться невостребованными? КВН, как ни крути, самодеятельность, многие потерялись по дороге в профессионалы.

Были, конечно, сомнения, но быстротечные. Мы же эту, как вы говорите, "телекоманду" специально не создавали. Просто команда КВН стала эстрадной. Решение было коллективное, а это всегда немного проще. Хотя кто-то был, конечно, закоперщиком, сейчас уже и не вспомнить…

Скажите, знаменитую "одесскую коммунальную квартиру" вы снимали в павильоне?

Нет. В реальной одесской коммуналке, расположенной на улице Дерибассовской, дом, по-моему, семь или восемь. Она существует и сегодня.

А жильцов, надеюсь, расселили за счет творческого коллектива?

Таких возможностей у нас нет. Но мы им платили за причиняемые неудобства. На два дня просили удалиться с глаз долой, но раз в два часа пускали в туалет.

Гуманно.

Конечно, для "коммунальщиков" это большое напряжение. Но, во-первых, платили, а во-вторых, они очень гордые ходили и всей Одессе рассказывали, что это именно в их квартире Семен Маркович живет.

Признайтесь, Олег, анекдоты для горячей десятки выдумываете сами?

Вы знаете, действительно многие придумываем сами. Это уникальное явление природы, обычно ведь никто не знает авторов анекдотов...

Да, я помню, в советское время этих самых авторов даже разыскивали очень компетентные органы, но, к счастью, не могли сыскать.

А тут есть конкретные авторы. Справедливости ради отмечу, что на первые места в наших хит-парадах мы всегда ставили "народное творчество". Искренне полагали и полагаем, что народное все же лучше. Но есть блестящие анекдоты, рожденные в нашем коллективе. Я могу об этом говорить потому, что не я их придумывал, я только озвучивал. Потом они действительно становились народными, хотя автор большинства из них конкретный человек – Игорь Меняйло. В программе "Белый попугай" наши анекдоты рассказывал Юрий Владимирович Никулин, пребывая в искреннем убеждении, что они – плод народного творчества. Они зажили обычной самостоятельной жизнью популярных анекдотов – от кого только они к нам не возвращались! Для нас это – высшая похвала.

Вы перешли в профессионалы, стали артистами. В этом мире нередки конкурентные отношения. Кто-то получает более выигрышную роль, кто-то – больше эфирного времени...

Мы как были, так и остались единой командой. У кого-то действительно вторые роли, но это неважно. Мы работаем, если так можно выразиться, в одну копилку.

Вы к переломному или, если хотите, судьбоносному для вас 1987 году заведовали в Одесском государственном университете кафедрой романо-германской филологии. Не жалеете, что оставили карьеру ученого?

Нет, не жалею. На мой взгляд, человеку очень важно ощущать себя профессионально востребованным. Это должно быть выражено как социально, так и материально. Престиж науки в нашем государстве сведен к нулю. Это ужасно, такой народ не имеет будущего, но я надеюсь, что это в скором времени изменится. А материально... Как раз в тот момент, когда я закончил докторскую диссертацию, зарплату в ОГУ перестали выдавать вовсе.

Вы вовремя переквалифицировались...

Выходит, так. В своей новой профессии я как раз и ощущаю себя полностью востребованным. Так что я с большим удовольствием поменял профессорскую кафедру на эстрадную сцену. Скучаю я только по студентам. Не хватает общения с интересной, способной молодежью. Мне кажется, что я мог дать им что-то нужное, полезное.

В смысле той самой литературы?

И в этом тоже. Но у меня был контакт с молодежью. Я делился с ребятами кое-каким жизненным опытом, время-то было непростое. Иногда требовалось студентов раскрепостить, я им анекдоты рассказывал…

Ах, вот откуда все пошло!

Ну, и с кафедры тоже.

Вы слыли записным острословом, знатоком анекдотов?

Вы хорошо помните, что разговариваете с одесситом?

Даже если бы я об этом забыл, то у вас, во-первых, классическая одесская манера отвечать вопросом на вопрос, а во-вторых, говор такой специфический, мне вас все время хочется назвать Яном, как нашего общего друга… Но вы, простите, к чему спросили?

А к тому, что в Одессе прослыть острословом, знатоком анекдотов, да это Ильфом надо быть, по меньшей мере! В этом городе каждый считает себя острословом, и не без оснований.

А как вы оказались в той знаменитой команде КВН?

Я с детства играл на рояле, а им нужен был тапер. Кроме того, в ОГУ я руководил самодеятельностью. Вот меня и вызвали в партком...

Ого!

Я был партийный человек. Там мне и сказали: "Сыграй им, заодно присмотри за молодежью". Речь шла не о банальном стукачестве, а так – чтоб порядок был. Вначале я исключительно аккомпанировал, но когда сыграл Горбатого в миниатюре "Черно-белая кошка", все поняли, что я могу не только молча сидеть за роялем, но и говорить способен. Тут и пошло.

Ваш Олег Школьник, исполнитель роли народного любимца Вована Сидоровича Щербатого, заслуженный артист Украины. А как у вас обстоят дела со званиями, регалиями, наградами?

Для того чтобы получить звание на Украине, необходимо, чтобы тебя кто-то к нему представил. А меня пока никто ни к чему не представляет (смеется). Олег же – театральный работник. Когда уехал Ян Левинзон, мы долго искали ему замену. Перепробовали очень много актеров, пока не остановились на Олеге. Это очень сложно для драматического артиста – вписаться в эстрадный формат. А у меня званий никаких нет. Но много телевизионных наград. Это и "Золотой Остап", и ТЭФФИ, и "Телетриумф". Есть даже большая золотая медаль "Самый-самый телеведущий Украины". А еще я – лауреат международного фестиваля "Мастер Гамбс" с вручением персонального стула...

Обшивку вскрыть не пробовали?

Удержался. Наград у меня хватает, но все они не государственные, а именно телевизионные.