Lebedev Igor

( .... )
Россия
Мы, россияне, чего уж греха таить, любим поныть, побрюзжать, пожаловаться на судьбу, нехватку денег, черствость родных и, конечно, на здоровье. Редко встретишь человека, особенно если ему восемьдесят пять лет, который бы утверждал, что абсолютно счастлив. Именно таков генерал-майор авиации Игорь Петрович ЛЕБЕДЕВ.  

Автор: Елена Кореневская

Сайт: Аргументы И Факты

Статья: Счастливая старость ветерана



— Я ИЗ СЕМЬИ потомственных военных. Иван Лебедев, мой дед по линии отца, — георгиевский кавалер, дед по материнской линии, Петр Дмитриев, — генерал царской армии, как и мой отец. Все они сразу же приняли Октябрьскую революцию и после 1917 года служили под ее знаменами.

Меня часто спрашивали и здесь и за рубежом, где мне случалось не раз бывать, каким образом сталинские репрессии, практически обезглавившие советскую армию перед Отечественной войной, не коснулись моей семьи. Я и сам много думал об этом. Видимо, судьба благоволила к нашей семье, и в страшной кровавой рулетке нам просто повезло — никто не был репрессирован. Однако сыграла роль и прозорливость отца. В начале тридцатых он, носивший 4 ромба, что соответствовало генеральскому званию, сославшись на пошатнувшееся здоровье, демобилизовался из армии и стал скромным преподавателем вуза.

Я начал службу в армии в 19 лет. В 20 вступил в партию. Тогда, шестьдесят пять лет тому назад, мы были совсем другими людьми, чем нынешнее поколение. Мы не знали сомнений. Мы свято верили в дело построения коммунизма, и партия для нас была передовым отрядом в этой борьбе.

Да, сейчас я понимаю, что в истории нашей страны было много несправедливости, много жестокости, но мы выиграли страшную войну, мы создали прекрасную систему образования… А сколько было гордости, когда в 1961 году Юрий Гагарин поднялся в космос, весь мир узнал русское слово «спутник».

Обычно генеральские звания даются в авиации летчикам. Инженерам — гораздо реже. По сей день продолжаю работать, передаю молодым свой опыт, накопленный за долгие годы службы в авиации.

Если вы спросите, как мне удается в столь почтенном возрасте сохранять работоспособность, отвечу: с детства я усвоил железное правило — трудиться надо неукоснительно и так же неукоснительно соблюдать режим. Ложусь я не позже 11 часов, встаю не очень рано, обычно около 9. Обязательно делаю две зарядки в день по 30 минут — утром и днем.

Диета моя проста и незатейлива: овсянка и тост с сыром утром, днем — овощной суп, иногда немножко мяса, кисломолочные продукты вечером.

Работа дает мне очень много, но, к сожалению, не с финансовой точки зрения. Не кокетничая, должен сказать, что всю свою долгую жизнь на деньги я не особо обращал внимание. Хватает на самое необходимое — и слава Богу.

Я прикреплен к военному госпиталю имени Бурденко, но видят меня там нечасто — стараюсь поменьше обращать внимание на свои недуги.

Я счастливый человек. Прожил нелегкую, но полную событиями жизнь. Не стремился к обогащению. Поверите, у меня даже дачи нет. Квартира — более чем скромная по нынешним меркам.

Но самое главное — я не обращен в прошлое, я не живу в нем. Я живу сегодня и верю, что завтра будет лучше, чем сегодня.