Lambert

(25 июня 1893 года- 30 декабря 1937 года)   Уже звездой "Тарзана" и "Горца" Кристофер Ламбер однажды потряс публику. Рассказывая в очередном интервью о себе, актер вдруг признался, что до сих пор принимает ванну в компании надувных дельфинов и заводных корабликов. Что спальня его завалена десятками мягких игрушек. А талисманом герою романтических киносказок, кумиру миллионов подростков и любимцу бессчетного числа юных дев служит брелок с маленьким плюшевым медвежонком.  

Источник информации: Георгий СКВОРЦОВ, журнал "7 дней" No.6, 2000.

  Отношения Кристофера Ламбера с окружающим миром не заладились как-то сразу, с самого детства. Хотя явился он на свет вовсе не обездоленным подкидышем, а как раз наоборот. Родители Кристофера были людьми очень-очень влиятельными и состоятельными. Папа - крупный чиновник в ООН, руководитель многих дипломатических миссий, нередко лично воздействовавший на экономику целых стран и судьбу целых народов. Мама - преуспевающий и авторитетный психиатр и психоаналитик с солидной клиентурой. И благополучная судьба Кристофера была расписана ими чуть не по дням лет на 20 вперед с самого момента рождения.

  А мальчик оказался сильно близорук и рос замкнутым тихоней. Разговоры папы про то, сколь почетно быть финансистом и как романтична профессия брокера, воспринимал отчего-то настороженно. Возможно, потому что из случайно подслушанных маминых рассказов папе по вечерам можно было составить довольно мрачное представление о внутреннем мире финансистов и брокеров. Впрочем, уже в семь лет Кристофер лишился возможности слушать мамины и папины разговоры по вечерам. Мальчика отдали в элитарный пансион-интернат в Швейцарии. (Американцы-родители питали уважение к европейской модели обучения, да и сами много времени проводили во Франции и Швейцарии.)

  Но уже вскоре почтенные швейцарские педагоги сообщили родителям, что мальчик ведет себя как-то странно. Он, видите ли, слишком уж тихий. Практически не вступает в контакт. А при попытке вовлечь его в любое дело, даже в игру, еще глубже уходит в себя. Разумеется, в пансионе работает очень квалифицированный психолог, и все же он полагал бы целесообразным проконсультировать ребенка у специалистов.

  Уже через несколько дней, выбрав светило из светил, родители Кристофера явились с сыном на прием. Доктор долго беседовал со всей семьей, а потом попросил папу и маму немного подождать в приемной. И сказал: "Знаешь, малыш, я, кажется, понял, в чем твоя проблема. И знаю, как тебе помочь. Есть одна волшебная фраза..." И поразился, увидев, как загорелись восторженным огнем глаза ребенка: "Правда?! Волшебные слова? Это как заклинание?" "Ну, можно сказать и так, - улыбнулся доктор, - каждое утро, как только проснешься, ты должен повторять себе магическую фразу. "Я МОГУ ДЕЛАТЬ ВСЕ, ЧТО ЗАХОЧУ". Вот увидишь, тебе это поможет".

  Знало бы светило, на какую благодатную почву падают эти семена! Хотелось Кристоферу совершенно не элитарных швейцарских пансионов, не власти над экономиками стран и судьбами людей. Ему хотелось поиграть с ребятами, но из-за частых переездов папы и мамы он не успел обзавестись друзьями, а в школьных спортивных играх из-за своих очков был не слишком ловок, чего жутко стеснялся. Ему хотелось, чтобы рядом были братья и сестры, но все они уже учились в таких же закрытых пансионах в разных концах Европы. И тогда Кристофер решил тихо сбежать в другой мир. Где есть настоящая дружба и любовь, где герои - не брокеры и финансисты, а добро сражается со злом, размахивая не акцией, а мечом. И всегда побеждает. Кристофер с головой ушел в волшебные сказки. Похождения маленького отважного хоббита из книги Толкиена оказались гораздо реальнее папиных рассказов про политику и бизнес и интереснее таблицы умножения. А тут еще и доктор с заклинанием! Кристофер получил свое оружие в борьбе с миром. И твердо решил добиться того, чтобы этот мир со своими правилами, премудростями и перспективами оставил его в покое и не мешал жить в нормальном сказочном мире.

  Через год Ламбера отчислили из школы, невзирая даже на щедрые папины пожертвования. Мальчика словно подменили. Оставаясь по-прежнему тихим, он ухитрился сорвать столько уроков и нарушить столько правил внутреннего распорядка, что педагоги просто рыдали. Кристофер тихо передразнивал учителей во время занятий. Одной только мимикой изображал директора на общешкольных построениях. И симулировал боль в желудке перед уроком физкультуры. Но делал он все это так неимоверно смешно, что уроки и построения немедленно превращались в комедию.

  Школа, которую Ламбер все-таки окончил, оказалась то ли 11-й, то ли 12-й по счету, и ни в одной его не смогли вытерпеть больше года. "Мы решительно не понимаем, кем может стать такой ребенок", - разводили руками учителя. Зато сам он уже прекрасно это понял. Не то в 7-й, не то в 8-й из школ Кристофер дебютировал в школьном театре. И понял, что сказочный мир существует. И в нем можно стать храбрым рыцарем, найти верных друзей и прекрасную возлюбленную. "Я хочу быть актером!" - заявил Ламбер-сын Ламберу-папе.

  Но папа недаром достиг своих высот. Характера и хватки ему было не занимать. Для начала Кристофера отправили служить во французскую армию - повыбить дурь из головы. "Ну и какие теперь планы, сынок?" - поинтересовался родитель через полтора года у демобилизованного чада. "Я хочу быть актером!" - по-военному четко отрапортовал Кристофер. И через несколько дней поступил на стажировку на Лондонскую биржу, а затем на работу в архисолиднейший "Барклай бэнк". Папа употребил все свое влияние, чтобы направить карьеру сына в нужное русло, нисколько не считаясь с сыновними желаниями.

  Передразнивал ли Кристофер брокеров на торгах или корчил рожи клиентам в банке - история умалчивает. Но через полгода папа получил письмо от влиятельного друга из Лондона. Который в самых деликатных словах сообщал, что Кристофер, к сожалению, решительно непригоден к финансовой работе. "Я все сделал для тебя! А ты?! Чего ты, черт возьми, хочешь?!" - в сердцах взревел на вернувшегося из Англии сына отец. Ответ, наверное, уже понятен.

  Кристофер Ламбер сломал предначертанную ему судьбу. И поступил в престижнейшую Парижскую консерваторию драматических искусств. Тут, правда, его подкарауливало разочарование: теория актерского перевоплощения показалась ему ничуть не менее скучной и глупой штукой, чем теория управления финансовыми потоками. Через год Ламбера отчислили за прогулы. Но Кристофер уже успел переселиться в свой сказочный мир. Он начал сниматься в кино.

  Первые его работы в малобюджетных французских картинах были ничем особо не примечательны. Но в какой-то момент режиссер одной из этих картин потребовал, чтобы Кристофер снял очки. "Я чувствовал себя совершенным идиотом, не видел и не понимал, что происходит вокруг, и страшно боялся, что сейчас все поймут: я - почти слепой, и выгонят меня с площадки!" - вспоминает Ламбер. Вместо этого режиссер разразился бурей восторгов. Он кричал, что еще не видел таких мерцающих глаз и что это гениально. Это было в 1982 году. А два года спустя двадцатисемилетнего актера утвердили на главную роль в фильме "Грейсток - Легенда о Тарзане" в основном благодаря его отчаянным попыткам хоть чуть-чуть сфокусировать зрение, вошедшим в режиссерский обиход под названием "эффект мерцающих глаз Ламбера".

  С тех пор Кристофер Ламбер снялся в четырех десятках самых разных картин. Есть среди них и откровенно коммерческие ленты, и вполне серьезное кино, как, скажем, "Подземка" Люка Бессона. Но, пожалуй, вполне логично, что тихий борец с реальным миром и "эмигрант" в мир сказочный и прославился в основном ролями сказочных героев - Тарзана и особенно бессмертного горца Коннора Маклауда. Да и самого Ламбера это обстоятельство вполне устраивает.

  Влюблен Ламбер, по его словам, был всего четырежды. И в первый раз - еще в старших классах. Сам он эти сугубо платонические отношения описывает очень выспренне: "Я обрел дар телепатии. Я чувствовал каждое движение души своей любимой!" Впрочем, чуть позже выяснилось, что телепатия - не самый нужный влюбленному дар. "Однажды я почувствовал, что в ее мечтах появился другой. И вскоре выяснилось, что я прав. Я предпочел уступить место сопернику". Такие дела.

  Во второй раз Ламбер влюбился в период работы над "Грейстоком". Но эта история так и осталась тайной, известно лишь, что его избранницей была некая французская актриса, на восемь лет старше самого героя.

  Однако нельзя сказать, что все десять лет между первой и второй любовью Кристофер вел монашеский образ жизни. Напротив, он даже заработал репутацию ловеласа. И разве что типаж "девушки его мечты" позволял угадать неисправимого мечтателя: "Я всегда ценил общество женщин белокожих, с пышными формами и яркими, сочными губами" - ни дать ни взять цветная картинка принцессы из томика сказок. Отчего-то больше всего таких женщин Ламберу встречалось в Италии. С одной из них, популярной телеведущей Альбой Парьетти, дело даже едва не дошло до брака. Во всяком случае, сама Парьетти открыто заявила о скорой свадьбе репортерам. После чего Ламбер страшно ее разочаровал, порвав отношения. И сказал в интервью: "Я никогда не путаю любовь и секс и не женюсь на женщине, с которой мне просто нравится делить постель. Настоящая возлюбленная должна уводить меня в мир грез!" - ну, это-то понятное дело.

  Очередная настоящая любовь - уже третья - появилась вскоре после разрыва с таинственной второй. Дайен Лэйн смотрела фильм про Тарзана четырежды и решила, что во что бы то ни стало должна познакомиться с Ламбером. Это оказалось несложно, поскольку и сама она в свои 20 лет уже была известной актрисой. А вскоре судьба свела их на съемках одного французского телешоу. Лэйн первой подошла к нему. Ей и потом приходилось все время брать инициативу на себя. Например, когда четыре года спустя она подвела его к витрине ювелирного магазина и сказала, что будет не против, если он купит и наденет ей на палец во-о-н то колечко.

  Любовь уносила их в мир грез целых 10 лет. И все же в 1994-м супруги расстались. Тогда впервые в жизни Ламбер попенял на свое ремесло: "Все могло быть иначе, если бы мы оба не были актерами. Мы проводили по восемь месяцев врозь и за много лет устали реанимировать отношения после новой разлуки".

  Впрочем, сейчас он снова женат. В 1997 году ему встретилась четвертая настоящая любовь, студентка Джеймиз Хафт, экзотическая красавица с причудливой смесью японской и иранской кровей. На сей раз от знакомства до венца прошло уже не четыре, а всего полтора года. "Она прекрасна как райская птица, - восторженно описывает свою избранницу актер. - Она вернула мне способность грезить наяву".

  Решающим аргументом в пользу свадьбы стало то, что Джеймиз прекрасно поладила с малышкой Элинор Джасмин - дочерью Ламбера от первого брака, Кристофер души в ней не чает. А все, кто видел, как они играют вместе, в один голос говорят: это не игры отца с ребенком, это упоительнейшая возня двоих детей - большого и маленького. Собственно, так оно и есть. Обитатели страны сказок потому и переселяются в нее, что не хотят вырастать. Ламбер не хотел и добился своего самым удачным образом. Его работа - постоянное погружение в сказку. А гонораров за труды вполне хватает на то, чтобы превратить в сказку и саму реальную жизнь. Кристофер и Джеймиз живут в сказочно красивом доме в Беверли Хиллз и говорят, что за прошедший год их любовь стала еще крепче. Правда, без разлук снова не обходится. В свое время Ламбер переселился из Парижа в Калифорнию, чтобы быть ближе к Голливуду. Но, по иронии судьбы, его новая картина снимается как раз в Европе. И совсем недавно актер после рождественских каникул улетел на съемки. Разумеется, он мог бы себе позволить остаться дома с женой и дочерью. Но отказаться от такой роли?! Ведь снимается четвертый фильм про Горца!