Lackost

  Он ушел из жизни, после того как отметил свой 92-й день рождения, и оставил наследникам империю, которая не знает границ. В ней есть все, что подобает иметь всякому приличному королевству: герб, армия, владеющая самым современным оружием, и даже морской флот.  

Источник информации: Татьяна Филиппова, "Караван Историй", 1998, ноябрь.

  Герб компании "Лакост" - зеленый крокодил с открытой острозубой пастью; оружие - теннисные ракетки и клюшки для гольфа; а флот - парусные яхты с изображением все того же аллигатора на борту. Стоит ли упоминать о миллионах подданных - в Японии, Китае, США, Индии, Марокко и, конечно же, во Франции, где имя Рене Лакоста стало легендарным задолго до того, как начала приобретать нынешние контуры созданная им империя спортивного снаряжения!

  В середине 20-х он считался одним из сильнейших теннисистов страны: трижды выходил победителем на открытых международных чемпионатах. Но не только это принесло ему титул "чемпион на все времена": для французского тенниса Лакост стал примерно тем же, чем Пеле - для бразильского футбола. Он вернул родине первенство в этом виде спорта, которое к тому времени, казалось, было безвозвратно утеряно.

  Теннис, как известно, придумали французы, большие любители изысканных развлечений. Еще в средневековье придворные европейских монархов проводили время за этой аристократической игрой, ставшей для знати чем-то вроде противовеса грубым, лишенным всякого изящества рыцарским поединкам. Потом выдумкой галлов очень удачно воспользовались англосаксы, и к началу века тон в мировом теннисе задавали американцы и англичане. Рене Лакост первым из французов отвоевал у них в 1927 году Кубок Дэвиса - приз престижнейшего американского турнира; дважды побеждал на Уимблдоне, который уже в начале века стал неофициальным, но общепризнанным чемпионатом мира в этом виде спорта.

  А начиналось все более чем скромно. В 1917 году Жан Лакост, парижский промышленник, отправил своего тринадцатилетнего сына завершать образование на берега Туманного Альбиона. В английском колледже мальчик приобрел не только хорошее произношение, но и пристрастился к "белому спорту". Как воспринял это известие Лакост-старший, неизвестно, но вряд ли он отнесся к увлечению своего отпрыска с одобрением: увы, у юного Рене практически не было шансов чего-либо достичь в этой области. Худой и бледный, он мало походил на будущего теннисного чемпиона. Его первый выход на Уимблдоне закончился сокрушительным поражением; в первом же сете он был разбит наголову австралийцем Патом О'Хара. Однако природа наградила его железной волей, умением сконцентрироваться, огромным оптимизмом. И уже через три года, в 1925-м, Лакост считался одним из сильнейших игроков мира - после победы на Уимблдоне и Французском открытом чемпионате; еще через год он взял Кубок Дэвиса.

  Комментаторы до сих пор с восхищением вспоминают подробности этих матчей: Рене славился страстной манерой игры, что превращало спортивное состязание в азартнейшее шоу. О том, какой восторг это зрелище вызывало у зрителей, можно судить уже по тому, что чопорные англичане приветствовали его появление на корте стоя. Простодушные американцы выразили свои чувства иначе - наградили его прозвищем Крокодил. Может быть, кому-то оно и показалось бы обидным, но только не Лакосту: он лишь посмеивался, рассказывая о его происхождении. "Крокодилом меня окрестили американские журналисты, после того как узнали, что я заключил пари на чемодан из крокодиловой кожи с капитаном нашей сборной, выступавшей на Кубке Дэвиса. Матч я выиграл и получил сразу и чемодан, и... прозвище".

  Через несколько лет он навсегда уйдет из большого спорта. И следующие три десятилетия посвятит строительству своей империи. Сначала открывает на паях с Андре Жилье, владельцем текстильной фабрики, небольшую фирму, выпускающую рубашки для тенниса, гольфа и парусного спорта. Каждую из них украшала вручную вышитая эмблема - зеленый крокодил. (Тот самый, которого болельщики привыкли видеть на спортивной форме Рене Лакоста: после триумфа на Кубке Дэвиса он попросил перенести на нее изображение крокодильчика.) Французские дизайнеры ахнули - по тому времени новшеством была и сама трикотажная рубашка-поло (которая, кстати, за полвека с лишним практически не изменилась), и вышитый на ней зверь: никому прежде не приходило в голову помещать торговую марку на лицевой стороне одежды. Через тридцать лет, став владельцем сети магазинов и предприятий во Франции, Италии и Испании, Лакост передает бразды правления компанией старшему сыну Бернару. Но не для того чтобы уйти на покой - он начал реформировать теннис. У всех его новаций счастливая судьба, так как все они были подсказаны его собственным опытом.

  Он помнил, что американцы сильно бьют по мячу, - и создал антивибрационную наклейку на сетку теннисной ракетки, снижающую опасность самой распространенной травмы руки. В свое время он много бился над тем, как усилить удар, поскольку никогда не обладал мощной подачей. И в конце концов добился этого, сконструировав первую металлическую ракетку с новой системой крепления струн, которая принесла победу и множество призов на турнирах Большого шлема Джимми Коннорсу и Билли Кингу. Памятуя о многочасовых тренировках, которые позволили ему, игроку с не слишком блестящими данными, войти в элиту мирового спорта, он придумал и запатентовал пушку, выстреливающую мячами в разные концы корта, чтобы теннисист мог отрабатывать технику в одиночку.

  Словом, нынешние мастера ракетки многим обязаны Рене Лакосту. Французы об этом не забывают: когда в 1996 году сборная республики выиграла Кубок Дэвиса в Мальме, победители по традиции были одеты в костюмы от фирмы "Лакост". Остальному человечеству, в том числе и той его части, что не отличит теннис от бадминтона, Рене тоже не раз напоминал о себе: миллионами аллигаторов, отпечатанных на всякой всячине - от автомашин и парусных яхт до флаконов с туалетной водой. Зубастая рептилия украшает витрины добрых двух тысяч магазинов "Лакост" по всему свету. Рассказывают, правда, что мэтр Рене, взглянув однажды на одну из них, пробормотал: "Честно говоря, я предпочел бы галльского петуха..."