Ushakov Yuriy

( .... )
Россия
Через несколько дней в Санкт-Петербург, отмечающий свое 300-летие, прибывает президент США Джордж Буш. Здесь после достаточно долгого перерыва состоится его встреча с Владимиром Путиным. Накануне очередного российско-американского саммита на вопросы "Известий" ответил Чрезвычайный и Полномочный посол России в США Юрий УШАКОВ. С ним встретился Евгений БАЙ.  

Автор: Евгений Бай

Сайт: Известия

Статья: "МОИ ПРЕДШЕСТВЕННИКИ НЕ РАБОТАЛИ В СТОЛЬ БЛАГОПРИЯТНОЙ ОБСТАНОВКЕ"



- Многие вашингтонские эксперты утверждают, что тема разногласий в отношениях между США и Россией по поводу войны в Ираке закрыта, и это хорошая новость. А плохая заключается в том, что на ближайшем саммите двум странам нечего предложить друг другу, что повестка дня будущего саммита крайне тощая. Как бы вы прокомментировали это утверждение?

- Да, никто не расстраивается из-за того, что одной проблемой в российско-американском диалоге стало меньше . Что же касается тематики нашего сотрудничества, то она внушительна и насыщенна как никогда. В Санкт-Петербурге президентам предстоит обсудить, как выполнять ратифицированный обеими сторонами Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов. Появляется перспектива реального взаимодействия в области ПРО - тоже тема для разговора. Не обойтись в Санкт-Петербурге и без разговора об угрозе распространения оружия массового уничтожения, о совместной борьбе с международным терроризмом. Еще одна тема - урегулирование региональных конфликтов.

Наконец, чисто двусторонние дела. Это и набирающий обороты диалог в энергетической сфере, и участие американских компаний в реализации масштабных проектов в России. Космос - это та область, где Россия по-прежнему на голову выше всех других партнеров США. После трагедии с "Колумбией" от нашего содействия, от программы полетов "Союзов" зависит функционирование МКС.

И, конечно, фон саммита - 300-летний юбилей Санкт-Петербурга - располагает к тому, чтобы обсудить гуманитарные дела.

- В предстоящем году и Россию, и США ждут президентские выборы. И у Владимира Путина, и у Джорджа Буша - высокие рейтинги, позволяющие им надеяться на переизбрание. Если все так и произойдет, какие новые направления сотрудничества могут появиться между нашими странами в ближайшие годы?

- Хотелось бы, например, чтобы наши страны совершили рывок в сфере высокотехнологического сотрудничества. Уже сейчас российские компании проникают на американский рынок компьютерных услуг, кое-что совместно делается в авиастроительной отрасли. Но это крохи. Надо думать, что требуется для расширения партнерства и контактов во всех сверхсовременных секторах.

Но и в традиционных областях есть куда двигаться - энергетика, включая поставки нефти, нефтепродуктов и, возможно, газа на американский рынок, ипотечное кредитование жилищного строительства у нас, содействие реформированию российского жилищно-коммунального хозяйства.

- Говорят, что с американскими республиканцами легче иметь дело, чем с демократами, потому что они более предсказуемы. Какова политическая атмосфера Вашингтона при республиканцах, насколько часто руководители Белого дома, Совета национальной безопасности, Госдепартамента обращаются за консультациями и разъяснениями к послу России?

- Как посол, я бы обошел сравнение, с кем иметь дело легче. Главное для нас в другом - какое место в системе внешнеполитических приоритетов та или иная администрация отводит России. За последние два года в российско-американском диалоге сформировалась качественно новая атмосфера. Разговор с американцами теперь идет по-другому, чем раньше. Сказать, что мы "навеки подружились", наверное, нельзя, но доверия в отношениях стало гораздо больше. Это уже успех.

Замечу, что атмосфера, дух отношений несравнимы с тем, что было всего несколько лет назад. И это даже несмотря на Ирак. Наверное, ни один из моих предшественников в Вашингтоне не работал в столь благоприятной обстановке, хотя наши страны только в начале пути к стратегическому взаимодействию.

Раз я сам упомянул Ирак, то замечу, что один из главных уроков сводится к необходимости сделать отношения России и США более предсказуемыми и "кризисоустойчивыми". Есть уверенность, что задачу можно решить, не отступая от принципиальных основ своей политики.

- В последнее время в Вашингтон зачастили представители российской деловой элиты - Потанин, Ходорковский, Авен. Однако американский бизнес пока не слишком активен в России, а Конгресс вновь отложил рассмотрение поправки Джексона-Вэника...

- Представители нашего крупного бизнеса "просто так" время на поездки не тратят. И если они зачастили сюда, значит, что-то меняется фундаментально. Если говорить о цифрах, то товарооборот между Россией и США вновь начал расти, превысив в прошлом году 9 миллиардов долларов. Причем российский экспорт в США значительно превышает наш импорт.

Американские компании, в свою очередь, по-прежнему лидируют по объему прямых капиталовложений в российскую промышленность и сферу услуг. Из крупных совместных проектов, заработавших в России в последние годы, можно отметить запуск производства автомашин "Форд" в Ленинградской области, совместной линии внедорожников "Нива-Шевроле" на ВАЗе, инвестиции компании "Жиллетт", не говоря о масштабных вложениях в нашу нефтегазовую отрасль. Хотел бы обратить внимание на недавнюю многомиллиардную сделку "British Petroleum" - "ТНК". У нас как-то принято считать "BP" британской компанией, но половина ее акционеров - американцы, и если бы они не были уверены в надежности проекта, то сделка, можно не сомневаться, не состоялась бы. Идет подготовка еще нескольких крупных совместных проектов.

Короче говоря, американский, да и в целом иностранный бизнес считает положение в российской экономике значительно более стабильным не только по сравнению с кризисным периодом 1998 года, но и с тем, как у нас складывались дела еще пару лет назад. Кстати, такого же мнения придерживаются и официальные власти: Министерство торговли США в прошлом году предоставило России статус страны с рыночной экономикой (что усиливает позиции наших экспортеров в случае антидемпинговых расследований), а Эксимбанк США повысил кредитный рейтинг, облегчив получение экспортных кредитов и гарантий.

Конечно, достигнутое - это только начало. Россия находится где-то в третьей десятке американских торговых партнеров, а объем инвестиций США к нам, например, сравним с их вложениями в Коста-Рику. Экономические потенциалы наших стран неизмеримо выше. Поправка Джексона-Вэника? Она мешает. Это реликт "холодной войны". Как можно связывать вопросы эмиграции из бывшего СССР (все, кто хотел, уже уехали, да и СССР больше нет) с проблемами экспорта американского куриного мяса в Россию?

На мой взгляд, нам не стоит своим вниманием к этой поправке лишний раз поднимать ее значение. Этот рудимент - явление американское, вот пусть они с ним и борются. Само существование поправки - минус для Вашингтона.

- Насколько активно развиваются культурные связи, гуманитарные контакты? Не мешает ли им несовершенная иммиграционная система, постоянное ужесточение правил выдачи американцами виз?

- Наше культурное присутствие в США - это уже не какое-то разовое, эпизодическое явление, а постоянный фактор, который работает на формирование позитивного образа России. Более того, у многих американцев развилась "хроническая русская болезнь" - тяга к нашей истории и культуре. Стараемся сделать эту болезнь неизлечимой.

Отмечу: запоминающимся, знаковым событием стало празднование в США 300-летия Санкт-Петербурга. Оно проходит с беспрецедентным размахом. К юбилею приурочены фестивали русской культуры, выставки, концерты в Вашингтоне, Балтиморе, Нью-Йорке, Санкт-Петербурге (штат Флорида), Чикаго, Энн-Арборе (штат Мичиган). Один только просветительский проект Смитсониевского института, посвященный юбилею, привлек более 10 тысяч американцев.

Что касается виз, то это действительно проблема. Для россиян получение американской визы - "хождение по мукам". Отказов множество. А как развивать нормальное сотрудничество, если дверь для тебя закрыта? Этот вопрос требует срочного решения.

- Белый дом трижды после 11 сентября 2001 года вводил "оранжевый" уровень тревоги. Сказывается ли это каким-то образом на деятельности российского посольства?

- Наше посольство, конечно, самым серьезным образом воспринимает информацию об усилении террористической угрозы. "Оранжевый" уровень предполагает дополнительные шаги по обеспечению безопасности всех российских представительств в США. У нас установилось неплохое взаимодействие с подразделениями Госдепартамента, отвечающими за обеспечение безопасности иностранных дипмиссий в США. Они с пониманием относятся к нашим обращениям и оказывают нам необходимое содействие, хотя справедливости ради стоило бы отметить, что в Москве запросы, касающиеся дополнительных мер безопасности американских объектов, выполняются гораздо оперативнее.