Umahanov Umahan

( .... )
Россия
Из рапорта на имя заместителя министра внутренних дел Республики Дагестан полковника Шпигуна Г.Н. (того самого Геннадия Шпигуна, который, уже будучи генералом, был похищен и убит в Чечне): «После увиденного собственными глазами, как разыгрывалась эта трагедия в селении Первомайском, моя совесть не позволяет получить какую-либо награду…». Под рапортом — подпись заместителя начальника отдела управления уголовного розыска МВД Республики Дагестан подполковника милиции Умаханова. И дата — 2 февраля 1996 года. Что же так потрясло офицера милиции, почему он принял столь необычное решение — отказаться от ордена Мужества? 

Автор: Вячеслав Измайлов

Сайт: NovayaGazeta.Ru (Новая газета)

Статья: МУЖЕСТВО ОФИЦЕРА МИЛИЦИИ, ОТКАЗЫВАЮЩЕГОСЯ ОТ ОРДЕНА «МУЖЕСТВА»



Январь 1996 года. После отступления из Кизляра банда Радуева окопалась в дагестанском селе Первомайском, держа под прицелом сотни заложников. Переговоры с Радуевым и другими бандитами — Атгериевым и Исрапиловым — об освобождении людей вел подполковник Умахан Умаханов. Ему приходилось по нескольку раз в день бывать в логове боевиков. В Первомайском Умахан понял, что один из их руководителей, Атгериев, имеет больше полномочий, чем все остальные, включая Радуева.

— Я, — рассказывает Умахан, — убеждал Атгериева, что штурма не будет, что боевикам дадут беспрепятственно уйти в Чечню. Просил его отпустить женщин и детей. Атгериев вел себя очень жестко, говорил: вы наших ни женщин, ни детей не пожалели…

Офицеру милиции все же удалось убедить лидера боевиков вывести 18 женщин с детьми.

В плену у радуевцев находились новосибирские милиционеры. Над ними боевики издевались, угрожали расстрелом. Умаханов предупредил Атгериева и Радуева, что, если они кого-то из милиционеров расстреляют, начнется штурм. Особо согласовывать подобные вопросы времени не было, и Умаханов ради спасения людей взял ответственность на себя. Милиционеры были спасены и вызволены из неволи.

Когда полковник милиции Николай Гончаров, откомандированный в Дагестан из Краснодара, предложил себя в заложники вместо женщин и детей, а радуевцы это предложение приняли, Умаханову пришлось идти освобождать и полковника Гончарова. И это ему удалось сделать.

Но офицеры милиции, спасавшие заложников, не знали, что в это же время подразделения Министерства обороны и ФСБ готовятся к штурму. Руководивший операцией директор ФСБ генерал Барсуков заявил, что заложников больше нет, и через громкоговоритель предъявил боевикам ультиматум. Но в это время радуевцы удерживали еще около сотни человек.

В этот момент Умаханов узнал, что полковник Гончаров вновь пошел к бандитам и в очередной раз обменял себя на нескольких заложников.

— Этот удивительный русский офицер милиции, — рассказывает Умахан Умаханов, — жертвовал собой ради наших дагестанских женщин и детей. Я не мог оставить Николая в беде. Счет шел на минуты. Меня предупредили, что если я еще раз появлюсь в стане боевиков, то уже не выпустят. Когда я подъехал к их блокпосту, рядовые боевики меня узнали и беспрепятственно пропустили. На этот раз ни к Атгериеву, ни к Радуеву я не пошел, а от их имени сообщил тем, кто охранял полковника Гончарова, что отведу их к Атгериеву.

На самом деле этим хитрым маневром подполковник Умаханов вывел Гончарова и еще нескольких заложников за радуевский блокпост, к своим. Фактически — в момент начала штурма.

Через минуту боевики спохватились. Атгериев закричал в эфир, что враг Чечни и ислама подполковник Умаханов погибнет от рук чеченца-смертника.

Штурм позиций боевиков был организован плохо. В результате многим боевикам удалось уйти, в том числе всем руководителям теракта в Кизляре и Первомайском — Радуеву, Атгериеву, Исрапилову. А многие остававшиеся у бандитов заложники погибли.

— Руководители этой бездарно проведенной операции пренебрегли человеческими жизнями. Десятки невинных заложников погибли. На душе у меня была боль за людей, которых не удалось спасти. И было стыдно.

Поэтому подполковник милиции Умахан Умаханов отказался получать орден Мужества, к которому был представлен начальством.

Через шесть лет после этих событий на судебном процессе в Махачкале по делу Радуева начальник отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД Дагестана полковник милиции Умахан Гаджимамаевич Умаханов выступал в качестве свидетеля.

На суде были зачитаны несколько записок с угрозами смерти Умаханову и членам его семьи, подписанные Атгериевым (последний признал свое авторство).

Это были не просто угрозы. Террористы многократно пытались убить Умаханова, его жену и троих малолетних сыновей. Когда несколько лет назад полковник Умаханов работал начальником милиции города Хасавюрта, к двери квартиры, которую он снимал, была прикреплена противопехотная мина. Только счастливый случай спас тогда Умаханова и его семью от гибели.

Из донесения от 22 декабря 2001 года командира мобильного отряда МВД РФ в Республике Дагестан полковника милиции Владимира Гребенникова: «Сообщаем, что 21 декабря 2001 года службой криминальной милиции мобильного отряда МВД РФ в РД в результате доверительной беседы получена оперативная информация о том, что после выступления в суде над Радуевым С. начальника отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД РД полковника Умаханова из Чеченской Республики направлена группа в составе 4 человек с целью ликвидации вышеуказанного руководителя и членов его семьи за денежное вознаграждение в 20 тысяч долларов США…».

До 1997 года прослуживший в милиции на тот момент два десятка лет, награжденный двумя боевыми орденами, несколькими медалями подполковник милиции Умахан Умаханов не имел своего жилья. Восемнадцать лет он с семьей прожил в общежитии, в 12-метровой комнатушке. Он, отец троих детей, постоянно рисковал жизнью в схватках с бандитами. Имел пулевые и ножевые ранения, контузию и… в итоге полное равнодушие начальства к своей судьбе.

Только после того как за подполковника Умаханова и его семью вступились журналисты, милиционеру выделили трехкомнатную квартиру на окраине Махачкалы.

В августе 1999 года полковник милиции Умахан Умаханов возглавил ополчение горных андийских сел Ботлихского района Дагестана и вместе с простыми крестьянами и чабанами не дал бандам Басаева и Хаттаба проникнуть вглубь Дагестана.

Тогда народ попросил у властей наградить своего героя высшей государственной наградой — званием Героя России. Представление было подписано старейшинами и главами администраций всех сел Ботлихского района. На это министр внутренних дел Дагестана Адингерей Магомедтагиров ответил, что полковник Умаханов награжден в 1994 и 1996 годах двумя орденами Мужества, получил от главы МВД России генерала В.Б. Рушайло именное оружие и досрочное звание полковника. На этом основании министр внутренних дел Дагестана и отказал в представлении Умаханова к званию Героя России.

А главная причина, как мне рассказывали дагестанские милиционеры и журналисты, была в другом. Просто министр увидел в честном и мужественном офицере конкурента, претендента на свое место.

Но Умахану и на нынешней должности — начальника отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков — забот хватает. «Офицер должен всегда оставаться офицером. Кому же, как не офицеру милиции, защищать людей от подонков и убийц? Я никогда не видел своего отца, кроме как на фотографии: за несколько месяцев до моего рождения он погиб от рук бандита. Возможно, поэтому я и сделал свой выбор в жизни. Через меня ни один бандит и убийца не пройдет. Это мой принцип. Даже если это будет стоить мне жизни, я на поводу у бандитов не пойду. Хотя, конечно, я очень не хочу, чтобы три моих малолетних сына остались сиротами».

Недавно мне позвонили из Дагестана друзья. Сообщили, что в полковника Умаханова в очередной раз стреляли. Слава Богу, и на этот раз он остался жив.