Uhse

(р. 25 октября 1919) предприниматель  

  В Берлине есть необычный музей эротики, хозяйкой которого является некая Беата Узе. И вот только что в переводе на многие европейские языки появилась книга мемуаров самой хозяйки, под названием "С наслаждением на рынке", причём, книга эта стала самой читаемой в Европе за последние несколько лет.

  Годовой оборот посылочной фирмы Беаты Узе составляет сегодня около 230 миллионов марок. Ей принадлежат сотни специализированных магазинов и кинотеатров, в которые вход "детям до восемнадцати" запрещён.

  Кроме того, фирма рассылает свои товары, заказанные по каталогу или Интернету, миллионам клиентов в десятки стран мира. Кажется невероятным, что столь мощную промышленную империю создала и управляет ею до сих пор худенькая, почти хрупкая, хотя и по-спортивному подтянутая, несмотря на свои 82 года, женщина.

  В конце 40-х годов ей в одиночку и первой в Германии пришлось завоёвывать новый и трудный рынок наслаждений. Впрочем, сама Беата Узе вовсе не считает этот рынок проблематичным. "Трудно продавать пуговицы, машины или, скажем, кока-колу, потому что её не все пьют, - пишет она в своей книге. - Нелегко сбывать кальсоны или рубашки, потому что их не все носят или носят не такие... А секс нужен всем. И доступен всем. Это - самый ходовой товар".

  Сексуальность - это очень важная сторона жизни каждого человека. Разница лишь в степени важности этого фактора в том или ином возрасте. Но, повторяю, это - неотъемлемая часть человеческого существования.

  Но и здесь надо точно знать, что продавать, кому и как. Каким должен быть, например, "товар", чтобы удовлетворять тайным желаниям, порою неясным, чётко не оформившимся, сдержанного жителя северного Гамбурга и шумного, темпераментного, любящего эксперименты баварца? Испанца и поляка? Как привлечь в свой специализированный секс-шоп новых покупателей, если в этом давно уже нет привлекательности запретного плода и многое из того, что продаётся в секс-шопе, стало общедоступным? Сегодня голых красоток показывают по телевизору чуть ли не каждый день, эротическое женское бельё можно купить в обычных универмагах, а презервативы люди совершенно спокойно, без того, чтобы краснеть до корней волос, выкладывают на движущуюся ленту у кассы супермаркета вместе с прочими "товарами первой необходимости".

  Тем не менее, фирма Беаты Узе уже более полувека остаётся гарантом наслаждений в Германии. В своей книге она рассказывает, как ей это удалось.

  "Я родилась в Восточной Пруссии. Но моя мать из Берлина, а отец родом из Вюртемберга. Они были совершенно непохожи на пруссаков - сдержанных, строгих, по-военному дисциплинированных, закрытых, словно застёгнутых на все пуговицы. В Германии тогда было всего три женщины-врача. И моя мать была одной из них".

  Чтобы поступить в университет на медицинский факультет, матери Беаты пришлось сначала оканчивать мужскую гимназию - женской в их городе тогда вообще не было, (считалось, что девочкам вполне достаточно и восьми классов).

  Своей внутренней свободой, своим решительным характером и целеустремлённостью Беата Узе явно обязана матери. Если та была одной из первых в Германии женщин-врачей, то её дочь стала одной из первых лётчиц в стране.

  "Когда мне было где-то лет семь, - пишет Беата, - Линдберг перелетел через Атлантический океан. Грандиозное событие! Настоящая сенсация! Это меня так потрясло, что я даже посвятила лётчику стихотворение - первое своё детское стихотворение. И тогда же решила, что сама тоже стану лётчицей. Когда через пару лет решилась сказать о своей мечте домашним, они это серьёзно не восприняли. И самое обидное было, когда кто-то сказал: "Ну какие самолёты?! Ты же -девочка!" Как я рыдала!

  Бросилась к отцу, а тот меня начал успокаивать: да, говорит, у нас пока в лётчики берут только мужчин. Но если ты очень сильно хочешь этого... Я читал где-то, что недавно в Советском Союзе женщину впервые назначили даже командиром эскадрильи! Так что, может быть, тебе придётся уехать в Россию?.."

  В Россию немецкой Гризодубовой ехать не пришлось. В семнадцать лет Беата начала заниматься в берлинском аэроклубе, в восемнадцать уже получила удостоверение пилота. Летала лихо дерзко, и постоянно завоёвывала призовые места на разных соревнованиях. Сразу после сдачи экзаменов в аэроклубе стала работать в фирме, выпускающей спортивные самолёты. Она испытывала и "обкатывала" их, точнее - "облётывала" (перед передачей заказчику надо было обязательно налетать определённое число километр-часов для проверки и подгонки всех систем).

  Вскоре началась война, и завод перешёл на выпуск истребителей. Беата облётывала уже "мессершмитты" и перегоняла их на Восточный фронт. Там познакомилась с капитаном "Люфтваффе" по фамилии Узе, за которого вскоре вышла замуж. Через два года он погиб в воздушном бою. В апреле 1945-го Беата оказалась в осаждённом Берлине, куда отправилась, чтобы спасти своего маленького сына. Первого мая, ночью, она посадила в маленький пропеллерный самолётик сына и няньку, которая ухаживала за ним, и проскочила на бреющем полёте советские позиции.

  "Я была счастлива, что вырвалась из осаждённого Берлина. Летела в никуда. Куда долечу - это зависело от горючего. Я хотела попасть в южную часть Германии - там было поспокойнее. Но горючего на это даже приблизительно не хватало, а дозаправиться было негде. Потом вспомнила, что на самом севере, где-то под Фленсбургом, был какой-то малоизвестный аэродром. Я даже названия толком не знала: Люк, Лак, Лук... Но нашла. Там и села. Прямо с маленьким ребёнком попала в английский лагерь для военнопленных (я всё же была военной лётчицей, хотя в боях и не участвовала), но очень скоро меня отпустили".

  Так совершенно случайно Беата Узе оказалась во Фленсбурге - небольшом "заштатном" городе на севере Германии. Здесь и сегодня расположена штаб-квартира её фирмы, куда она по-прежнему каждое утро приезжает на работу. Начиналась эта фирма с тоненькой брошюрки под названием "Шрифт Х" - "Текст Икс", напечатанной на обёрточной бумаге.

  В книге воспоминаний Беата Узе рассказывает, с какими проблемами сталкивались женщины после войны. Тогда ведь не хватало не только хлеба, но и противозачаточных средств. Таблетки вообще ещё не были изобретены. Аборты запрещались. И несчастные женщины, у которых зачастую даже надёжной крыши над головой не было, не знали, как избежать беременности. Беата Узе вспомнила, как мать однажды рассказывала ей о какой-то книжке, в которой объяснялось более или менее точно, какие дни для женщины особенно опасны (то есть она легко может забеременеть), а какие безопасны. Беата Узе разыскала эту книжку, сделала что-то вроде конспекта её, пересказав более или менее популярно и составила типовые таблицы, по которым женщины могли ориентироваться.

  Эта так называемая "система Кнауса" (по имени немецкого врача) была не слишком надёжной, но всё же лучше, чем ничего. Беата Узе получила множество заказов на свою брошюрку, которую предполагала разослать по почте за смехотворную цену - две рейхсмарки. Но сначала её надо было напечатать. Она села на велосипед, приехала из деревни, в которой тогда жила с сыном, во Фленсбург и пришла в самую, как ей сказали, дешёвую типографию.

  "Чем будешь платить?" - спросил её хозяин. "Как чем?" - ответила Беате Узе и достала пачку рейхсмарок.

  Он сказал: "Деньгами?! А кому нужны твои деньги?! За рейхсмарки ты сейчас ничего не купишь!" Он был прав. Шёл 1946 год.

  "Ты где живёшь? - спросил меня владелец типографии. - В деревне? Так вот тебе моя цена: пять фунтов масла. То есть два с половиной килограмма". Я ему говорю: "Я хотя и живу в деревне, но сама - беженка, у меня ни коровы, ни двора. Откуда я возьму пять фунтов масла?!" - "Ничего не знаю. Заплатишь - напечатаю". Уж как я доставала эти пять фунтов масла! Продала всё, что только можно было, в долги влезла... Но приехала к нему через три недели с маслом, и он брошюрку напечатал".

  За год с небольшим Беата Узе продала 32 тысячи экземпляров. В Западной Германии прошла денежная реформа, и люди платили за брошюру уже не две рейхсмарки, а две новые, настоящие, полновесные марки. Так Беата Узе заработала свои первые и достаточно большие по тем временам деньги. Люди, которые заказывали по почте её брошюры, часто спрашивали в письмах: "А как насчёт сексуального просвещения вообще? Как решить те или иные интимные супружеские проблемы? Можно ли приобрести также презервативы"? Вскоре Беата Узе подготовила книгу о проблемах интимного характера и половых расстройствах (эта книга называлась "Всё ли в порядке в нашем браке?") и подписала свой первый контракт с "субподрядчиком", который специально для её фирмы стал изготавливать презервативы.

  "Торговля по каталогу Беаты Узе "Гигиена брака", - так официально называлась фирма в те времена, когда о порнографии, резиновых куклах в натуральную величину и вибраторах ещё и речи не было. Те годы не случайно назвали в Германии "затхлыми пятидесятыми": нормы господствовали пуританские. Хотя, как подчёркивает Беата Узе... " ...люди, с которыми я непосредственно имела дело, относились к моему бизнесу совершенно спокойно, были очень доброжелательны и по отношению ко мне лично. А вот разные учреждения вели со мной настоящую войну. И даже уголовные дела постоянно заводили. Хотя, справедливости ради, следует сказать, что им приходилось ориентироваться на законы, часть которых была принята ещё во времена кайзера.

  Существовал, например, закон, действовавший ещё с 1919 года, согласно которому интимные отношения между людьми, не состоящими в браке друг с другом, квалифицировались как "развратные действия".

  И вот Беату Узе обвинили в подстрекательстве к развратным действиям и в пропаганде блуда из-за того, что она рассылала своим заказчикам презервативы. В помещении фирмы произвели обыск, и прокуратура конфисковала картотеку с адресами клиентов (их тогда было всего-навсего 72 человека). Беата была в отчаянии. Её адвокат сказал: "Нам ничего не остаётся, как обратиться к этим 72 клиентам. И если больше половины окажутся женатыми, то у нас уже будут хоть какие-то аргументы". Беате Узе страшно повезло: оказалось, что женаты все 72 человека. Уголовное дело закрыли. Но только одно уголовное дело. А всего таких дел в истории фирмы было около трёх тысяч!

  Впрочем, некоторые только создавали рекламу фирме. Стоило прокуратуре, например, запретить рассылку той или иной "безнравственной" книги, напечатанной фирмой Беаты Узе, как количество заказов на эту книгу резко возрастало. Разумеется, рано или поздно запрет снимали, потому что менялись и законы, и нравственные нормы, и отношение людей к сексу. В начале 60-х годов, например, Беату Узе судили за выпуск специальных презервативов (с так называемыми "усиками"). Это, мол, аномалия и извращение.

  Это обвинение должен был подтвердить приглашённый прокуратурой эксперт - некий профессор Халлерман. Но совершенно неожиданно для всех вдруг заявил, что Беату Узе надо не судить, а благодарить за то, что она делает. Ведь люди страдают вовсе не от того, что секса "слишком много", а совсем наоборот. Беату Узе оправдали, а речь профессора Халлермана на суде вошла в историю немецкой юриспруденции.

  "Однако так ли быстро менялась психология? Нет. Я, например, хотела вступить во Фленсбургский теннисный клуб, но это оказалось невозможно. Теннис был тогда элитарным видом спорта. В клуб входили, как говорится, представители "избранного" общества. Среди них произошёл настоящий раскол. В конце концов, большинством всего в один голос мне отказали. Но это был 1963 год. Сейчас ситуация, конечно, совершенно иная. Я сама давно уже состою в этом клубе, а дети, продолжающие семейный бизнес, - ещё и в яхт-клубе. Я, конечно, понимаю, что дело тут не только в изменении моральных норм, которые стали более либеральными.

  Если вы являетесь крупным работодателем и налогоплательщиком в регионе, много жертвуете на благотворительные нужды и так далее, то отношение к вам всегда меняется в лучшую сторону".

  Кстати говоря, в теннис Беата Узе играет ещё и сегодня, несмотря на возраст. Несколько лет назад она прошла курс подводного плавания и получила аттестат ныряльщицы с аквалангом. Ну, а что касается репутации Беаты Узе в обществе, то в 1996 году в связи с полувековым юбилеем её фирмы во Фленсбурге открыли посвящённую этому событию мемориальную доску. А в Берлине в том же году открылся музей эротики, носящий имя Беаты Узе.


  В прошлом году фирма Беаты Узе вышла на биржу. Акции её пользуются устойчивым спросом, хотя злые языки и утверждают, что людям просто нравятся полуобнажённые красотки, изображённые на этой ценной бумаге.

  Сыновья Беаты Узе, которые сейчас играют главную роль в руководстве семейной фирмы, начали приобретать секс-шопы во Франции, Испании, других странах. Однажды журналисты спросили Беату, не смущает ли её то, что собственные дети занимаются эротической и порнопродукцией?

  "Вы знаете, я была против того, чтобы дети включились в мой бизнес. И даже не столько по моральным соображениям. Когда мы начинали, дети были ещё слишком маленькими и руководящие посты в фирме заняли люди, которых я пригласила на работу. Я опасалась того, что эти мои менеджеры не найдут общего языка с ребятами (я говорю о своих сыновьях, потому что моя дочь от второго брака, выйдя замуж, уехала в Африку). В конце концов, любому обидно чувствовать себя подчинённым 20-летнего парня, который ничего толком не знает и не умеет, зато является наследником владелицы фирмы. Но всё обошлось.

  Кроме того, в отличие от меня, мои сыновья получили серьёзное образование, став специалистами в маркетинге, рекламе, организации производства".

  В Германии ходят упорные слухи о том, что Беата Узе самолично испытывала многие из товаров, которые продаются в её магазинах. Так ли это? Вот что она ответила в одном из своих интервью на столь откровенный вопрос:

  "Ничего нескромного тут нет. Это - совершенно естественная вещь. Вначале ведь я да ещё мой муж были единственными, кто мог всё это испытывать. Это сегодня не надо быть особым специалистом, чтобы определить, например, качество вибратора: хороший он, в принципе, или нет. А раньше, когда вибраторы только-только появились, мы даже толком не знали: функцию свою, предназначение они выполняют или нет... Вот и приходилось испытывать на себе".

  И в заключение, остаётся только добавить, что первое издание книги на немецком языке вышло в издательстве "Хауфе".





Использована информация сайта:

  • "Вечерний Нью-Йорк"
    Борис Шлаен: Хозяйка фабрики наслаждений